«

»

Сен 04

Ученый со стороны обвинения искажает информацию в суде по «Хоперскому делу»

2 и 3 сентября в Воронежской области продолжились заседания по «хоперскому» делу.

Как известно, 26 ноября 2013 года московские оперативники задержали жителя Борисоглебска Михаила Безменского и казака из Новохоперска Игоря Житенева, предъявив им обвинение в вымогательстве у Уральской горно-металлургической компании.

Также полиция пыталась задержать координатора движения «В защиту Хопра» Константина Рубахина в ходе «оперативного эксперимента» в московском кафе, а позже на его квартире. По информации Михаила Безменского, полицейские подготовили ему сумку с 7 миллионами евро и попросили передать Рубахину, которому он назначил встречу в кафе, а позже несколько оперативников ждали Рубахина около дверей его квартиры. Обе попытки ареста провалились.

Дело прошло все стадии следствия к лету 2015 года. За это время кураторы расследования Денис Сугробов и Борис Колесников были задержаны за провокацию взятки. «Хоперское дело» также проходило проверку ФСБ на предмет его заказного характера со стороны УГМК, но материалы в настоящее время засекречены. Также к окончанию следствия сменился его руководитель — фигурант «списка Магнитского» следователь Олег Сильченко перестал возглавлять данное расследование.
Тем не менее при первой попытке передачи дела в суд, Генеральная прокуратура вернула обвинение на доследствие, обосновав это тем, что «Безменский выполнял задачи, которые ему ставило руководство УГМК» и состава преступления нет.

В результате обвинение сначала было переквалифицировано на «мошенничество», однако позже, неожиданно с прежней формулировкой было проведено через воронежскую прокуратуру и оказалось в Новоусманском районном суде Воронежской области, «по месту совершения преступления», так как один из эпизодов дела происходил в кафе этого поселения.

Все это время задержанные Игорь Житенев и Михаил Безменский находились под стражей.
Первые заседания суда состоялись 7 и 8 июля 2015 года, а продолжились 26 и 27 августа, а также на этой неделе — 2 и 3 сентября.
На заседаниях уже выступили ключевые свидетели обвинения, включая трех топ-менеджеров УГМК: Юрия Немчинова, Петра Ямова (за подписью которого было написано заявление на имя Сугробова), и Евгения Брагина.
Подробно о прошедших летом заседаниях уже написал координатор движения «В защиту Хопра» Константин Рубахин, дело которого было выделено в отдельное расследование и засекречено.

3 сентября в Новоусманском суде выступили свидетель со стороны обвинения доктор физико-математических наук, профессор, заведующий кафедрой ядерной физики Воронежского госуниверситета Станислав Кадменский и свидетель, приглашенный защитой, директор по развитию движения ЭКА Татьяна Каргина.

Станислав Кадменский постарался убедить суд в целесообразности разработок никеля на Хопре и безопасности проходящей геологоразведки. На вопрос адвоката Игоря Житенева Сергея Бутусова о возмездности его сотрудничества с УГМК подтвердил, что компания перечисляет деньги за работу их группы ученых.
Главной темой диалога между адвокатом и ученым стала радиологическая обстановка в районе проводимых работ. Станислав Кадменский, находясь под присягой, отрицал значительное превышение радиационного фона по альфа и бета активности в районе старых протекающих геологоразведочных скважин. В начале этого года экоактивисты передали образцы воды на пробу в одну из московских лабораторий, которая показала превышение нормы по альфа-активности более чем в сто раз, по бета — в десятки.
На вопрос адвоката знает ли Станислав Кадменский об этом факте, он получил отрицательный ответ. Также Кадменский отрицал, что на одном из заседаний совета по никелю в Воронеже его сотрудник Дмитрий Любошевский озвучил результаты исследования группы ученых Воронежского гос университета, которое также показало стократное превышение нормы по альфа активности и десятикратное — по гамма. Станислав Кадменский отвечал, что никаких значительны превышений на данном участке нет, что знает содержание доклада Любошевского и лично его согласовывал.
Вот запись ответа Станислава Кадменского, данного адвокату под присягой.
А вот видеофрагмент заседания воронежского общественного совета по хоперскому никелю, где Дмитрий Любошевский озвучивает информацию о значительном превышении радиации:

Эта информация также опубликована в виде доклада Любошевского на официальном сайте Совета, где содержатся идентичные данные об опасной радиации:
«Хотелось бы ещё остановиться на анализе проб воды, взятых в данной радиационной аномалии. Как представлено в отчете, значения активности по альфа превешены в 100 и по бета в 10 раз соответственно».

Таким образом, сказанное под присягой Станиславом Кадменским противоречит опубликованным и представленным фактам. При этом подрядчик УГМК также отрицает, что данные о стократном превышении радиации были озвучены на заседании Совета. Это утверждение полностью опровергается видеозаписью выступления на Совете Дмитрия Любошевского.

Татьяна Каргина рассказала на суде о материалах предварительной экспертной оценки последствий добычи никеля на Хопре, которая была сделана по инициативе Общественной палаты РФ и представлена на открытых слушаниях 19 декабря 2012 года (среди группы ученых, готовивших данную оценку, профессора, доктора наук из МГУ и РАН), а также процитировала отдельные высказывания ученых, свидетельствующих об опасности экологических и социально-экономических последствий добычи для Черноземья.
Свидетель отметила некорректность заявления топ-менеджера УГМК Евгения Брагина, сделанного в суде 27 августа, об отсутствии протестной и информационной активности после ареста обвиняемых и привела примеры продолжения антиникелевых протестов – митингов, пикетов, передачи президенту 100 тысяч бумажных подписей, собранных жителями Воронежской области, и другие активности, а также сказала о выходе более 300 публикаций, освещающих хоперский конфликт.
Также Татьяна Каргина коснулась еще одного факта, приведенного Брагиным в качестве доказательства нестихийности хоперского протеста. Топ-менеджер УГМК заявил, что недавно выданная лицензия на разведку никельсодержащего рудопроявления в Аннинском Районе Воронежской области не выявило массовых протестов. Татьяна Каргина пояснила, что лицензия в Аннинском районе выдана только на первичную разведку и ни о какой разработке месторождений вопрос не ставится. В то время, как УГМК получило «сквозную» лицензию на добычу и разработку. Кроме того, в сообщениях о рудопроявлении в Аннинском районе говорится о 15 тысячах тонн никеля, в то время, как хоперские месторождения ожидаемо содержат один миллион тонн данного металла. Это говорит о том, что, если разработка в Аннинском районе и возможна, то только для расширения ресурсной базы УГМК, в случае начала работ на Хопре.
На вопрос об отношении к геологоразведке на Хопре Татьяна Каргина указала на позицию ее организации, что все работы должны быть остановлены до комплексной оценки целесообразности и экологической безопасности самого решения о добыче никеля на черноземах и указала на то, что разведка уже проводилась в 90-е гг и месторождения поставлены на баланс, что подтверждается соответствующим протоколом Мингео.
Она подтвердила, что ни один из жителей Воронежской области, обвиняемых якобы в вымогательстве у компании в обмен на остановку протестов, никаким образом не мог повлиять на остановку борьбы жителей Черноземья, т.к. насчитываются десятки инициативных групп с собственными независимыми лидерами и десятки тысяч людей, которые так или иначе приняли участие в протестах.
На вопрос, почему, по ее мнению, Житенев и Безменский находятся на скамье подсудимых, она сказала о имеющихся основаниях подозревать о существовании коррупционного сговора между компанией УГМК и Следственным департаментом МВД, благодаря которому и возникло данное уголовное дело.
На вопрос о том, как финансируется движение, она рассказала, что местные жители и активисты скидываются собственными деньгами, временем и силами в остановку проекта, который считают угрозой своей жизни и безопасности и никаких «тайных» источников финансирования, которые пытаются «найти» представители компании УГМК не существует.

Следующие заседания Новоусманского суда по данному делу состоятся 24 -25 сентября и 6, 7 и 8 октября.

 

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

1 комментарий

  1. Лилия Ишкова

    Спасибо автору статьи.Спасибо нашей Танечке Каргиной. Она с первых дней борьбы с этим чудовищным проектом с нами, местными жителями, ставшими заложниками данной ситуации. Как же трудно в наше время доказывать очевидную правду. Люди стали товаром, так легко они продают свою совесть и душу, позорят имена учёных, профессоров, следователей, прокуроров .Деньги-бумажки. Придут и уйдут. А позор и проклятие людей останутся НАВСЕГДА!!!

Добавить комментарий для Лилия Ишкова Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


девять − 3 =

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>